20.09.2021, 10:20

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И АКТУАЛИЗАЦИЯ НЕКОТОРЫХ ФИЛОСОФСКИХ ПРОБЛЕМ


д.ф.н. Ильхам Мамедзаде
Директор Институт Философии и Социологии НАНА

Ключевые слова: философия, искусственный интеллект, наука, этика, логика
Искусственный интеллект как проблема стала актуальной во многих научных исследованиях, в том числе и в философии. Понятно, что философов интересует вопрос, что есть искусственный интеллект, как он соотносится с сознанием и мышлением, как различаются интеллект и искусственный интеллект. В данном случае нас интересуетто, как его использование меняет философию, какие проблемы актуализируются и как меняется в результате этого философия. В принципе, искусственный интеллект это все, что относится к компьютерным системам и программам, цифровым технологиям, обработке и выводам на базе нечетких и неконкретных данных, идеям использования и накопления знания, обучения, то есть того, что называется замещением функции интеллекта человека. Надо признать, что нередко философы, размышляя об этих проблемах, выступают, как эксперты- защитники подрастающего поколения от «вреда, наносимого компьютерами, интернетом». Однако, становится понятно, что этой функции для всей философии при всей ее важности, недостаточно. Анализ этих вопросов позволит нам выявить и спрогнозировать в каком направлении будет развиваться философия и на какие ее функции следует обратить внимание.

Философия науки, эпистемология и логика

В Азербайджане в философских исследованиях особый упор делается на истории философии, философией науки занимаются лишь некоторые. Такой крен надо признать в некоторых случаях превращает историю философии в декларацию, рассказ, описание. Лишь в последнее время в связи с интересом к логике Лютви Заде (американский ученый ХХ века азербайджанского происхождения) активизировались попытки выявить самостоятельность философии подхода к искусственному интеллекту и нечеткой логике, больше стало исследований по проверке знаний на прочность, фальсификацию и верификацию и т.д. (1)Пока, что философы зачастую лишь более или менее подробно рассказывают о логике и эпистемологии, но не раскрывают, как они применяется в исследованиях, что заставляют переосмыслить, какую роль в этом играет искусственный интеллект. Пожалуй, будет преувеличением сказать, что нам многое удалось, структурировать, выявить связи, но некоторые моменты, на наш взгляд, весьма интересны, так как содержат в себе потенцию развития. О них чуть подробнее: во-первых, в некоторых наших исследованиях замечено, что искусственный интеллект как проблема имеет четко выраженный философский и этический аспект, что искусственный интеллект, и, в частности, нечеткая логика Лютви Заде позволит углубить исследования в философии науки, заняться использованием его логики, наработок в философии науки в истории философии и других сферах философии. Признано, что философский подход к этой проблеме предполагает не только его выявление, но и применение, Fосмысление последствий его применения, а также размышлений на тему, как это изменит саму философию. К сожалению, мы все еще не думаем о возможностях, какие он создает в общественных и гуманитарных дисциплинах, о том, что он их дисциплинирует, создает условия для развития междисциплинарных исследований для проверки выводов. Все это значимо, так как следует определиться с тем, какие вызовы современность ставит перед естественными, социальными науками, может ли философия сохранить свою специфику и самость, овладев в некотором смысле слова таким интеллектом. Во-вторых, такой подход ведет к тому, что и остальные общественные науки смогут заняться разработкой тем, какой должна стать их наука, иными словами, актуализирует вопросы философии этих наук. Предположительно, это означает востребование философии в общественных и гуманитарных дисциплинах. Использование искусственного интеллекта, таким образом, актуализирует весь контекст вопросов по поводу того, чего ожидает общество от ученых. В конце концов, если философия ставит его и для них, то она опять становится востребованной, нужной им в большей степени, чем ныне. В-третьих, искусственный интеллект, его возможности создают условия для понимания того, что называется историческая память в условиях информационного обилия, как ее проверить с помощью математики и логики, как ее проверить на истину, какую роль несут социо-культурные ценности в развитии науки, философии, истории и т.д. (2) Глобально- информационная революция ведет к серьезным изменениям в культуре, истории, в том, что называется сознание, национальная культура. (3) Вопрос о том, какая наука может использовать искусственный интеллект – это вопрос выживания не только науки. В-четвертых, у философов, занимающихся проблемой искусственного интеллекта, как правило, свои отношения с эпистемологией и логикой, но, видимо, следует сделать особый упор на том, чтобы выделить эпистемы (М.Фуко) в философии и науке различных периодов истории, а также настоящего периода. Размышления о том, какая связь, какое понимание сознания, опыта или языка, является приоритетным в настоящем у нас и не у нас, как проводить сравнительные исследования ведет к доказательности исследований в общественных науках. В-пятых, некоторые известные российские, в том числе и азербайджанские философы разделяли науку на различные культурно-исторические типы, но на какие типы делится сама философия, какие эпистемы в ней доминировали, повторяет ли она науку в этом, и в чем она сегодня отстает от других наук или превосходит их, позволит ей определиться с тем, что ей мешает для развития. Так, российский философ С.Лебедев выделяет шесть культурно-исторических типов науки, считая, что столько же культурно-исторических типов было у философии. (4) Но так ли это и, растворяя философию в науке, он не может ответить на вопрос, как, почему она становится многообразной, разделяясь на национальные философии, и как сохраняется единство этого многообразия. Вопросы не умозрительные, тем более с тех пор, как утвердилось у нас и во многих других странах понятие национальной философии. Как сочетается универсальная философия и национальные философии с методологическим и логическим плюрализмом, к чему он ведет. Надо над этими проблемами, как мы считаем, надо размышлять. Плюрализм методологий не означает, что национальная философия должна терять в научности и проверке своих выводов. Плюрализм не означает также отсутствие методологических оснований в исследовании и недопонимание того, как они используются. Отметим и то, что плюрализм и разделение философий, как раз-таки нуждается в постоянном контакте философов различных стран. В-шестых, искусственный интеллект и нечеткая логика связаны между собой, но насколько мы понимаем и используем эту связь, какие практические применения имеют эти взаимосвязи. К примеру, на наш взгляд, здесь важно, как строгость сочетается с толерантностью и плюрализмом, или каковы объектно-субъектные связи, как сочетается эта логика, ценностные предпочтения ученых (идеалы и стандарты) и междисциплинарные исследования, или интеллект и искусственный интеллект, как анализ этих вопросов связан с логикой или логиками, математической непротиворечивостью и т.д. Не менее значимы в этом контексте вопросы о том, что есть постгуманизм, постчеловек, ценности и логика, что означает иерархия ценностей и деконструкция гуманизма. Можно соглашаться или не соглашаться с этими понятиями, процессами, которые они обозначают, но понять их надо. В-седьмых, анализ философской литературы у нас свидетельствует о том, что в исторических и культурологических исследованиях многие проблемы рассматриваются в отрыве от универсального философского дискурса. К универсальным подходам относятся проблемы методологии и их применение, логики и их применение, хотя и не только. Понять, почему так произошло можно, но надо подумать над тем, как его преодолеть. К примеру, можно ли исследовать наследие Низами, Физули, Насими, не сравнивая его с тем, как исследуется наследие в философии, в контексте с многими другими проблемами, которые влияют на творчество, биология, психология, политическое время, география и т.д. Их творчество не было закрытым. Они в своих произведениях путешествовали во времени и пространстве. Таким образом, следует использовать возможности искусственного интеллекта для того, чтобы преодолеть эту замкнутость. Замкнутость, кстати, оказывает воздействие не только на точность исследования, но и на принятие управленческих решений в науке. Или о проблеме и логике межкультурного взаимодействия. Мультикультурализм – это характеристика общества, но не средство разрешения противоречий и проблем поликультурного общества. Крах мультикультурализма в Англии и Британии – это неудача конкретной политики разделения этнических общин, а во Франции политики ассимиляции, надо думать, в чем проблемы в этой сфере в Германии и России, Украине и т.д.Сама по себе миграция не решит демографических проблем России, а вот политика включения мигрантов в общность – это совсем другое дело. Тут, видимо, надо стремиться к диалогу культур, конфессий, проведению консультаций, принятию определенных экономических и политических преференций, а может быть и политики ассимиляции. На наш взгляд, к тому же анализ общества не предполагает лишь фиксировать то, каким оно было в прошлом и настоящем, чем небезуспешно занимаются многие. Думается, что надо размышлять и объяснять, к примеру, то, почему совсем недавно классовые и социальные характеристики общества значили намного больше, чем культурные различия, и чем вызвана столь заметная перемена, что станет с ним и с ними в будущем близком и далеком. Победа во второй Карабахской войне, на наш взгляд, актуализировала также вопросы логики в международных отношениях, использования искусственного интеллекта в войне. Приходится для развития региона вступать в отношения с недавним противником, давно использующим самые грязные средства в своей политике. Эти проблемы сейчас актуальны и для других стран. ХХI век уже давно характеризуется политической и идеологической разнородностью. Теряют престиж международные организации, и напротив, возрастает значение неформальных площадок для диалога разных по стилю правления и культуре стран. Диалог, двойные стандарты, хитрость и изворотливость в таких отношениях неизбежны, также как применение нечеткой логики в ведении переговоров.
Заключение
Об этике и искусственном интеллекте
Пандемия еще раз отчетливо продемонстрировала, что природа, биология, человек и мораль между собой связаны неразрывно. Однако, мы не можем сказать, что в наших этических исследованиях и религиозных воззрениях они отражены в должной или хоть какой-то мере. Карантин, как одна из форм борьбы с пандемией, показала и другую скажем так многоканальную связь этики, культуры, права и искусственного интеллекта. Вопросы эти рассматривались в различных наших статьях, здесь хотелось бы лишь заметить, что искусственный интеллект, оказываясь в объекте философского анализа, позволяет этике освоить эти вопросы целостно и концептуально, освобождаясь от морализаторских иллюзий, от того, что нам, будто бы, известно, что есть добро и зло. Этические проблемы в отличие от наших представлений о морали не имеют готового ответа, они предполагают его поиск, а потому использование таких понятий, как риски, вероятность, расчет пределов. Видимо, когда мы предполагаем, что в этике надо обратить внимание на все то, что связано с ответственностью, то эта работа должна идти заодно с тем, что называется логика принятия морально значимых решений. Только тогда мы сможем способствовать становлению такого типа сознания, который способен к вероятностному суждению, способен преодолеть религиозные и социо-культурные предубеждения по поводу оценки и отношения к таким суждениям. Поэтому искусственный интеллект не только поставляет материал, который должен быть осмыслен, но и создает возможность углубить наши размышления о том, что есть сознание человека, какую роль играют в его становлении мораль и разум, что есть рациональность и альтруизм, в конце концов, как появилось добро и зло. Эти вопросы трудно анализируемы, но если мы не будем их анализировать, то не сможем создать адекватного понимания и прогнозирования будущего. От философии и этики, таким образом, культура и наша жизнь зависят не в меньшей степени, чем от развития технологий. И, наконец, заметим, что компьютеры и интернет позволили нам создать в нашем академическом Институте философии и социологии виртуальную исследовательскую лабораторию по философии, логике и искусственному интеллекту и мы надеемся, что ее результаты станут условием углубления наших представлений о будущем.

Литература
1. Fuzzy Logic and Its Application. Ed. Shahnaz Shahbazova. Baku, 2015.
2. İlham Məmmədzadə «Mədəniyyətlərarası kommunikasiyanın bəzi fəlsəfi problemləri» - // “PUBLİC ADMİNİSTRATİON: THEORY and PRACTICE”, 2020, 2 (70).s. 125-133. The Academy of Public Administration under the President of the Republic of Azerbaijan.
3. Ильхам Мамедзаде Философия о современности, истории и культуре (О контурах историко-культурной эпистемологии). Баку, «ELM və Təhsil», 2020.
4. С.А.Лебедев «Аксиология науки: ценностные регуляторы научной деятельности»- // «Вопросы философии», 2020, №7, с.82.