23.07.2019, 21:24

«О новых подходах и направлениях в современной философии» + интервью


«О новых подходах и направлениях в современной философии» + интервьюИнтервью с директором Института Философии НАНА, д.ф.н., профессором Ильхамом Мамедзаде.
Отношение к философии варьируется в широком диапазоне от того, что ее считают властительницей дум, надеждой в развитии науки и подготовке рекомендаций для изменения в лучшую сторону сознания общества, до того, что считают ее не нужной в век цифровой науки, междисциплинарных исследований и религиозного ренессанса. Чтобы прояснить, что такое современная философия, нужна ли она науке, обществу, каково ее состояние в Азербайджане – мы (Азертадж) обратились к Ильхаму Мамедзаде

- Многие считают, что в эпоху цифровой науки, экономики, информационных технологий уменьшается значимость философии. Так ли это, на Ваш взгляд.
- С этим трудно спорить, многие так считают, вот и минимум по философии у нас отменили. Я встретил одного известного нашего физика, не буду приводить его имя, он считает, что это решение наносит удар по всей нашей науке. Я не согласен с ним, но должен заметить, что доля истины в его суждении, несомненно, есть. Информационные технологии меняют отношение ко всей науке, она становится цифровой. Какой должна быть философия нашей эпохи, может ли она стать частью цифровой науки, должна ли она стать таковой, что для этого надо сделать. Прежде всего, должен отметить, что некоторые наши философы, как и физики, химики и экономисты уже есть часть современной науки. И приведу только один пример для того, чтобы подтвердить свое мнение. У нас на сайте Института можно выложить свой текст, книгу, статью, она будет открываться, и читаться всеми, заходящими на сайт. Так вот не все сотрудники хотят выкладывать свои тексты, считая, что лучше их опубликовать в бумажном варианте. Я им говорю, в таком случае Вас прочтет, допустим, сто-двести человек, а на сайте его может прочесть любое количество читателей. Для сведения наш сайт приблизительно за полгода посетили 20000 читателей, а их может и должно стать гораздо больше. Дело, на мой взгляд, не в том, что значение философии или науки стало меньше, а в том, что цифровая наука проводит размежевание между учеными, и теми, кто только кажется современным ученым, философом, видимо, следует отказаться от обобщенного подхода к ученым. Хороших их слишком мало, чтобы их оценивать формально. Есть и проблема в том, насколько востребована цифровая наука. Мы часто проводим в нашем Институте конференции с участием зарубежных философов, и они в один голос все жалуются, что эти проблемы есть и в их странах. На мой взгляд, падает значение философии, которая исследует непосредственно взгляды, концепции философов прошлого и настоящего. Никто за исключением узких по профилю специалистов не читает такие тексты. Читают текст, в котором дан концептуальный взгляд на ту или иную актуальную проблему, эпоху, мир, тенденции его меняющие, прогностические. Думаю, что читатель всегда будет хотеть понять, как сформировался подход автора, в чем их оригинальность, и чем его труд им полезен. На мой взгляд, представляет для них также интерес, как идет процесс становления концепции. Добавим, что читают и те статьи, в которых выводы делаются на основе конкретных данных, применяется сравнительный подход.
- Взаимодействие культур и философия, каковы связи, подходы и тенденции.
- Этот вопрос связан с первым и показывает необходимость, крайнюю необходимость философии в том, чтобы понять, как развивается культура, какую роль в ней играет индивид, другой, другая культура. Конечно, многие западные политики заявляют, что мультикультурализм потерпел крах. Надо отметить, что потерпела крах соответствующая политика, если хотите, то конкретная политика Мэй или Меркель, которая не справляется в силу различных причин с наплывом беженцев, мигрантов в Британии и ФРГ. Кстати, Азербайджан в конце 80-х первым на постсоветском пространстве, в Европе столкнулся с этой проблемой из-за агрессии Армении, из-за изгнания азербайджанцев из Армении. Однако, разговор не об этом, а о том, что наш многоуважаемый Президент считает, что Азербайджан – мультикультурная страна, что мультикультурализм представляет для нас ценность. На наш взгляд, этот подход исключительно верный, он нас ориентирует на правильное понимание нашего прошлого, а самое главное, на точное понимание, что обеспечит наше активное развитие в ближайшем будущем, каким будет мир. Туризм, новый «Шелковый путь», транзитная политика, глобализация – все эти направления, так или иначе, связаны с геополитическим и экономическим подсчетом того, зачем нам нужен мультикультурализм, понимание того, как взаимодействуют в настоящем культуры. Европа, конечно, оказала серьезное воздействие на культуру всего мира, но и сама ощутила влияние других культур. Иное дело, что философские, социологические, теоретико-политические и правовые исследования мультикультурализма нужны не только по отдельности, но и как междисциплинарные исследования. Такие исследования - одно из актуальных направлений во всей палитре научных дисциплин, но такими, прежде всего, должны быть исследования проблем культуры. Однако, актуальность подобных исследований не отменяет нужды в собственно философском их анализе, осмыслении. Их специфика в том, что философия исследует сам феномен того, что есть культура в настоящем и на различных этапах истории, сравнивает их, оценивает тенденции влияния культуры на другие сферы. Здесь возникает нужда в культурно-исторической методологии, сформулировать которую может только философ. На память приходят Гегель, Хайдеггер, Тойнби, Ясперс, М.Фуко. И ложное, неточное понимание того, что есть культура и взаимодействие культур, не даст возможности качественного подхода к проблеме, подготовки правильных рекомендаций и принятия решений. Так, например, замечания о крахе мультикультурализма рядом западных политиков связаны, на наш взгляд, в какой-то степени, с неправильным отношением и выбором между тем, что есть и как будет развиваться западная культура в ближайший исторический период, о понимании связей между культурой и проблемами беженцев и мигрантов, двойными стандартами, исламофобией. И, наконец, феноменология как методология перспективна, как философская методология, она представляет интерес и для других общественных наук, а хочется сказать для всех наук от биологии до астрофизики.
- Философия и религия, какие направления, проблемы актуальны в этой сфере.
- Эта тема всегда была актуальной в философии. Когда-то в прошлом считалось, что философия служанка теологии и религии, затем «правил бал» атеизм. Теперь же надо различать философское, социологическое и политическое исследование проблем религии в стране, за рубежом от собственного отношения к вере. Социология может увлекаться статистическими данными, они важны, но для философии актуально другое и, прежде всего, ответ на вопрос, что есть религия, как отличается ее понимание в различных регионах мира, какие в ней тенденции доминируют, разъединительные или объединительные, как возникли монотеистические религии, как соотносятся религии и культуры. У нас в Институте есть один философ, который все время в своих выступлениях отмечает единство монотеистических религий, приводит отрывок из Корана, подтверждающий эту мысль. Правда, никак не даст научно-философского и исторического обоснования этого единства, а ведь такие исследования проводятся в мире философии. Этому философу, кажется, что если привести отрывок из священной книги, то этого достаточно
для того, чтобы все его приняли. Однако, дело не в этом, среди религиозных людей есть разные люди, их надо воспитывать, они должны быть хорошими гражданами своей страны, не нарушать закон и Конституцию. Этот вопрос не только религиозный, но и этический, философский, правовой. Философия единственная наука, у которой одной из основных функций является нравственная функция, позитивное воспитание нравственности. Без такой нравственности трудно добиться должной правовой культуры граждан. И оно не только в том, чтобы проводить уроки воспитания, но и в том, чтобы выявить причины недостойного поведения, найти им объяснение и пути для их преодоления. Наш Институт в этом деле пытается активно участвовать совместно с Комитетом по религиозным объединениям, Духовным Управлением мусульман Кавказа, Институтом религиоведения, Министерством образования.
- Мы знаем, что Вы много лет успешно исследовали проблемы этики, морали, что есть интересного в этой сфере.
- Да, у меня много книг, статей по вопросам истории этических учений, по этической теории и методологии. Назову только «Введение в этику» (2004) и «Опыт интерпретации морали» (2006). Многие знают, что мои исследования по политической этике представляли интерес не только для нас. Однако, дело в том, что этика важная дисциплина в философии, она связана с философией функционально. Этика должна исследовать человека, его сознание, внутренний мир и поведение и, одновременно, она должна делать его лучше, добрее, достойнее в его отношениях с другими людьми. Задача трудная и благородная. Некоторые уверены в том, что в рыночную эпоху доброта и гуманизм оказались не нужными обществу. Ошибочное мнение, но доказать обратное сложно, невероятно сложно. Кто-то думает, что этим должна заниматься религия. На самом деле вопросы морали важны для всех. Мы все воспитываем детей и что же будем ждать, когда кто-то другой нам воспитает детей. Не дождемся, потеряем их, целые поколения. Но воспитывать их надо начинать с себя, нельзя думать, что мы лучше других. Этика в этом случае может помочь советом, продуманным, конечно. Тут не назидания, дидактика нужны, а сочувствие, сопереживание, понимание времени и пространства. А также знания в сфере биологии,психологии, нейрофизиологии. Актуальность биоэтики, к примеру, и в том, что мораль и психология связаны с биологией. Конечно, не каждый философ в такой ситуации может помочь советом. Этика пытается понять время, иллюзии и заблуждения людей, их бессознательное. С этой целью она исследует общественное сознание с помощью социологии морали, индивидуальную мораль и человека с помощью психологии, социальной психологии, психоанализа, но в любом случае нужен ум и знания философа, чтобы соединить эти знания, проверить выводы и дать рекомендации. Как часто, в этике и не только, а в целом общественных науках, господствует мнение, что советы может давать любой, имеющий звание и степень. Нередко и родители уверены в том, что их знаний достаточно, чтобы заявить однозначно, что дело в информационных технологиях, интернете, социальных сетях, присущей рынку жажде наживы. Они, дескать, портят детей, отрывают их от родителей, от книг. Ведь все эти выводы не проверены, не подтверждены опытом. Что-то из этого верно. Но вряд ли, все. Кроме философии, этика связана и с культурой. Воспитание дело культурное, учитываем ли мы это, когда воспитываем детей, не видят ли они нас дома, во дворе не совсем, скажем мягко, культурными и не повторяют ли они нас. Хотелось бы, заметить, что этика связана тесно и с пониманием, знанием гендерных проблем, взаимоотношением полов, принадлежащих нередко разным культурам.
- Философия истории и история философии, идеология и философия занимают особое место в Вашем творчестве, так ли это.
- Да. Мне интересны связи этих философских дисциплин. Философия истории у нас в Азербайджане как проблема наиболее глубоко исследована в трудах академика, руководителя администрации Президента Рамиза Мехтиева. На мой взгляд, философия истории – это наука о том, что история имеет свой смысл и логику, цель. Конечно, в ней раскрывается, или, по крайней мере, дается вариант, видение смысла и целей. Не все признают этот тезис. Но в лучших трудах всегда понятно, что люди действуют в истории с целями, желаниями, что можно попытаться понять замысел, цепь времен и связей культур, несмотря на их уникальность. Интереснейшая задача для ученого. Философия истории, таким образом, связана и с историей философии и с идеологией, если хотите, то национальной идеей. Ведь мы о ней можем судить по философским трудам, по тому, как мы осмысляем свою историю, как понимаем историю, деятельность наших героев, великих лидеров и мыслителей. Философия истории связана с историей философии в большей степени, чем история философии с философией. Их связь очевидна, так как без философии истории не понять смысл различных эпох. Но, к сожалению, нередко историки философии делают упор на концепциях, а не на то, что связывает ту или иную конкретную авторскую позицию с текстом. Хотелось бы, сказать и о национальной философии, которая, несомненно, связана и с философией истории и историей философии, но не только. Надо понимать, что национальной философию делает не происхождение и место рождения философа, а его подход, который объединяет философов конкретного региона. Темы, которые они выбирают, взгляды на мировой философский и исторический процесс. Поэтому упор в национальной философии в нашем конкретном случае надо делать на то, как наша история философии, наше философское прошлое связано с настоящей философией.
- Многие сегодня к месту и не к месту употребляют слово аналитика, аналитический подход. Что Вы, думаете по этому поводу.
- Мы философы, когда слышим понятие аналитический, вспоминаем американскую аналитическую философию, а мне приходят на ум американские философы Ричард Рорти (ныне покойный), Джон Серл. Конечно, с ней связана и английская философия середины ХХ века, в определенной степени Бертран Рассел, Л.Витгенштейн. В принципе, и связь здесь очевидна, так как аналитическими называются суждения, которые опираются на лингвистику и логику, логико-методологический анализ. В принципе, любой текст является аналитическим, так как в нем, либо применяется анализ, либо к нему его можно применить. Аналитическая философия важное явление в философии, она оказала влияние на все остальные школы, направления, на все то, что называется аналитической работой. Вот у нас относительно недавно был открыт отдел логики и в первых же книгах отдела заметно влияние этой философии. Но ощущать влияние этой школы не означает в должной мере понимать тенденции развития самого направления. Оно многообразно. Тут и метаэтика, и политическая философия, и философия сознания и т.д. Начало ХХ1 века связано с все-таки популярностью в США философии сознания.
- Мы наслышаны о том, что Институт Философии НАНА активно участвует в укреплении международных философских связей, приглашает философов в Баку, проводит конференции, а потому сообщите нам, какие планы у Вас в этом направлении.
- Да, мы активно сотрудничаем с философскими подразделениями Академий Наук России, Беларуси, Болгарии, Казахстана, то есть там, где они есть, с рядом Университетов Европы. 2019 год по распоряжению Президента страны объявлен годом Насими великого азербайджанского поэта и мыслителя. Мы предполагаем в связи с этим нынешний «день философии» посвятить его философским взглядам, философии его поэзии и языка. Надо сказать, что эта конференция будет проведена в два дня. Ожидаем гостей. В первый день упор будет сделан на всемирный контекст его философии. Многого в укреплении связей мы ждем и от нашей виртуальной лаборатории «Взаимодействие культур и новый «Шелковый путь», а вернее от Альманаха, в котором примут участие философы, историки, литераторы Азербайджана, Китая, Казахстана, Италии и некоторых других стран. Мы рассчитываем, что статьи наших авторов привлекут своим подходом философов других стран. Мы надеемся, что наш подход, методология подхода к взаимодействию культур покажет ученым других стран, в чем особый смысл «Нового Шелкового Пути». Мы также надеемся, что наш институтский семинар станет по-настоящему не только институтским, но и международным. Мы провели два семинара по Платону и Аристотелю, которые, думаю, дадут импульс его развитию. Причем речь идет не только об участии на нем иностранных гостей, но и тем, что темы будут связаны с мировой философией.